logo
 
?

казино адмирал х ком

Утро, мать его, красит, понимаете ли, нежным светом... Решил пока время есть - прогуляться снова до этого чудака-оружейника, главным образом - ради прогулки. Скоро должна голова начать болеть, а потом и вовсе расхочется, надо потерпеть. Вот - сейчас до оружейника дойду, расскажу ему про ахтармат Калашникова, и завтрема и начнем. - о, Тихон, дворник здешний нарисовался, старый знакомец. Тихоном я его по привычке сам для себя прозвал, на дворника в исполнении Никулина малость похож, разве что покрупнее и чутка солиднее. Не рассчитал я как-то этилового эквивалента мощности местной водовки. А тут хоть ясно куда переть - а там через Оборонный на Южный мост а оттуда полчаса вдоль берега по пустой дороге - и дома. Дважды юркал в арки от патрулей стражников и ландскнехтов - ночью тут шастать не очень приветствуется, и хотя ничего противозаконного, а лучше избежать встречи. Хотя, смотрю - Мора держится эдак, отвечает, как ни в чем, слово и не при делах. Косматый, неопрятный, глаза колючие из-под косматых седых бровей. Пока шел домой, да на рынок завернули, да еще по мелочи по лавкам - подостыл малость. Мелких естественно первыми отправил, но уж когда они выскочили, в полотенцах замотавшись - чорт, неужто халатов им в доме нету? Все газеты особо отмечали пышность и размах, с коим был сей день отмечен в Свирре. Под эту нехитрую жизненную философию я и задремал, успев только подумать, что здешние степняки как-то несколько выбиваются из того образа полудиких малограмотных кочевников, что у меня сложился. Как те хазары, чьи села и нивы за буйный набег, ага. Служба на новой точке оказалась отнюдь не скучна и крайне утомительна.

Короче, не поправил здоровье-то, лишь на стары дрожжи усугубил. Да и жрать захотелось - но я держался, и пару раз заворачивая в харчевни, перебивался местными кулебяками с чаем - всухомятку. Ну, каким именно еще не решил - но, с завтрашнего утра - ранний подъем, зарядка, водные процедуры - и за работу. Не знаю, правда, каких, но уж точно много и важных. С завтрева все будет по-новому, по порядку и по уму. Иначе я бы в малознакомом городе до утра бы бродил. И все бабки-мамки морды такие скорбно -жалостливые делают, вздыхают... Оно, конечно, это я барин, и вообще - но какого ж хера бабу-то доводить? Тем более что вспомнил некстати, как я позавчера ночью об эту дурацкую бляху щеку себе расцарапал, когда ее зубами за шею прихватить пытался... А в таком состоянии я склонен к гениальным решениям и даже могу совершить любую глупость. Дядя вида совершенно неряшливого, на старого еврея-сапожника из моего детства похожий. И снова подумал - что вот в бане-то точно звукоизоляция слабовата, а у девок дверь прямо напротив... Как в том анекдоте про грузинскую школу - Нэт, Гоги! Из газет ничего нового и интересного не извлек, разве что описание празднования Дня Рождения Барона. Но и то, вишь как ножом по сердцу иным оказалось, и поди тоже не одному лишь Орбелю...

Он вскоре, распрощавшись - на службу отбыл - у нормальных-то людей уже обед был, это я все еще едва отзавтракавши - а я еще стакан пива взял. Не, не то что устал как на марше например - а просто задолбало. Не то что повело, я даже прямо и зычно попрощался со всеми вежливо, наплел еще что-то мол - коли понадоблюсь - я всегда здесь, в доме покойного Торуса проживаю - и покинул здание на прямых ногах четким строевым шагом дэцэпэшника. Тут разозлился, да и как назло, начал трезветь, и голова побаливать - ну какая нахрен кабацкая подавала? ну хорошо, пусть две-то точно годные к употреблению особи в полном пользовании! Заказал на остаток денег пару стаканов лимонного сока (правильнее сказать - лаймового, но по мне тот же лимон и никакой разницы - и все одно - дорогущий...), выпил не морщась даже особо, и отправился домой. Хорошо хоть - имелся ориентир - море шумит исправно, в ночной тишине. В общем, как все после проповеди встали, да к выходу - ну как назло получилось - на нас смотрят - мы-то выскочить не успели, и теперь сидим, пропускаем - а они все мимо, и все здороваются, с Морой и девками, ясное дело, меня-то не знают - то есть, здороваются, но только поклонами эдак, без слов. А уж бабье на этих куриц - мол, как дела, как жизнь и прочее - как будто не видно, как у них жизнь. Днем откровенно отдыхал, решив таки ознакомиться с прессой. А при том князе служба им стала, да туда любого вписать разрешалось после княжеской службы - да известно что: воля, да освобождение от любых налогов, только военная повинность.

В общем, ели-пили веселились, а утро вечера с больной головы на любимую мозоль. Пошамкал губами пересохшими, шевельнулся, попробовал встать... Обрушился обратно, как говаривала одна моя давняя знакомая с прошлой жизни "в позе убитого немца - "Камрады, я сделал все, что мог... Да если еще такой талант, как фотографическая память... Подарю сувенир какой из трофеев - потом авось не пригодится. Ну, по крайней мере, лучше вернусь туда повечерее и трезвым. До Оборонного как-то легонько добрался, а там чегой-та уже и устал. На выходе с волнолома на сушу меня терпеливо дожидались двое несчастных пролетариев, явно сильно страдающих от мировой буржуазии и вынужденных жить нетрудовыми расходами. Вспомнилась девка из кабака - надо было остаться до попозже, может и... Это уму нерастяжимо и плохо сказывается на кровяном давлении, а у меня мигрени, между прочим. Ну, а в заключение проповеди священник, вдруг покосившись в сторону моих баб, а, как мне показалось, особливо на их ошейники поглядевши, вдруг выдал очень проникновенный спич про сочувствие, доброту и благородство. Ну или по крайней мере, мне прям вот кажется, что все поняли, что про меня. А с виду - приличный человек, на Лесли Нильсена похож даже. В воскресенье и вовсе встал едва к полудню, прикидывая, что если так дальше дело пойдет, эта чортова баба меня затрахает досмерти, и благополучно решит все свои проблемы. И самое плохое - я и сопротивляться не буду, а даже наоборот...

До чего ж разносторонний и пытливый, увлекающийся человек был, наверное. 'Ибо неумеренность накануне, как подмечено мудрецами еще в незапамятные времена, уравновешивается разумной умеренностью наутро'? так-ото пить легко, потом даже хорошо, но норму трудно удержать... Поди и стрелять учен, и в драке не так просто сладить с ним. Раз он теперь мой лесник - контакт надо налаживать. - сам себе, я значит, на басурманский манер напеваю, да тащусь пешочком. Про то, как нажмут водители стартеры, и по лесам, по сопкам, по воде... Очнулся я, осознал, ужаснулся - и продолжил петь, допев все до конца - и про Суоми-красавицу, и про героев былых времен... Вот только, узрев меня, пролетарии, оказавшиеся щуплыми едва не подростками, заметно погрустнели. Я еще заканчивал приветственную речь, как я рад встретить работников пера и кисти...кистиня... Пышные наряды, изящный макияж, много украшений (бижутерия здесь имеется, но отчего-то думаю - могут быть и настоящими украшения на них), излишне оголенные грудь и ноги... Надобно запретить девочкам-подросткам носить такие ночнушки в присутствии вообще насовсем! К счастью это создание моментально улетучивается прикрыв дверь. Норы эти - в Степи за Западной границей, на Островах у пиратов на юге... Потому братьям и сестрам следует крепить бздительность, сообщать обо всем и всех подозрительных властям, помогать им всемерно не мешаясь, и самим не нарушать противозаконных преступлений, и вообще, быть белыми и пушистыми, и вовремя сдавать настриг шерсти. Сукин кот, ему б новости вести - ни словом не обмолвил, а всем ясно, что про меня.

Осмотрел ся - однако, раздет до исподнего, а ведь вчера, как проснулся, едва не рухнув со стула в гостиной - часа в два ночи - приплелся и обрушился не раздеваясь, да так и вырубился... Поди, как ложилась, ждала, что я заявлюсь воспользоваться свежеобретенными рабовладельческими правами, хе-хе. - Так, потому и на службе хоть и годы не те совсем - скромничает, поди, хоть и не сильно габаритен, а проскакивает эдакая ментовская жилистость. В общем, познакомились, и дело пивом не ограничилось, угостил я Сэма настоечкой, за знакомство же, и за обещание-таки посетить обиталище с визитом. И мало того, что хожу, строевым шагом, конечно же, отбивая на всю подошву - так еще и песни распеваю. пение, и пришли, намереваясь оказать мне посильную помощь, но, будучи людьми глубоко интеллигентными и с тонкой душевной организацией - не решились прервать мои вокально-строевые экзерциции. Кабак, отчего-то мне показавшийся просто маскировкой входа в какой-то тайный бордель или казино, или еще чего такое - я в злачных местах не специалист, был полон всякого народа, в том числе и хорошо, а порой - очень хорошо одетого, попадались и погоны, причем не только военные, играла музыка, танцевали разряженные женщины... По правде сказать, выглядели они на мой не интеллигентский вкус отвратительно. В мире все зло побеждено, а которое еще не - то уползло по норам.

Баба эта, значить, дрыхла уже, не знаю даж, проснулась ли. Да и опять же, я в ланд-милиции на службе, мало ли какая служебная внеслужебная надобность, я подсобить всегда готов. Тут, конечно, рыбаками тропинка протоптана, но все же не очень ясно, почему я еще здесь а не там - в море. Но, не помню, как - в кабаке я оказался уже за Оборонным, практически в чистой части города. оживленной ночью, и веселая жизнь тут просто бурлит. В общем, наступает мир и благоденствие, золотой век, практически.

Поди, из благодарности обиходила, что барин, значить, добрый, и дочек не тронул. Заходите, ежли что вдруг, да и вообще - мне ж скрывать от полиции нечего. Пришел я в себя на здоровенном длиннющем волноломе на Приморе - хожу я по вовсе и не широкому, шага в полтора, навершию волнолома. Однако, потом наскучило так сидеть, да и никто меня под наряд не поставил бы, если б и задремал - вон, впереди через ряд толстячок с намечающейся лысинкой дважды уже задремывал с оглушительным всхрапом, оба раза получая локтем в бок от сухонькой старушки-супруги, и оба раза священник лишь примирительно грустно улыбался в ответ на его извинительные бормотания. Потому, бросивши спать, начинаю прислушиваться и вникать.

Однако ж, не помню, то ли я сам разоблачился, то ли она помогла, да и проснулся я под одеялом, а ляпнулся как был поверх... Смотри, бля, причесана, вся такая свеженькая, так и тянет сказать что-то поэтическое - "как утренний цветок! Как-то нехорошо вспомнилось знакомство с полицаем в Свирре... Дядька весьма средних лет цепко на меня глянув, кивает - мол садись, тут же спрашивает: - Ну так уж и не надо? И даже успевал автоматом просыпаться, дабы осенить себя знамением - а что, не сложнее, чем конспект караябать на лекции, или на брифинге пометки, обратно же, не просыпаясь.

Грохнуло что-то на кухне, пара секунд - опа, нарисовалась, фря. Заказал кружку темного пива и нарезку из копченых свинячих ушей к ней, и, спросивши разрешения, подсаживаюсь, значит, к дядьке в полицейской форме. Проще говоря - заснул с открытыми глазами сидя с прямой спиной.

Однако ж окончательно озлобиться не успеваю, ибо эта стервядь, обойдя ко мне кровать, преподносит здоровенный глиняный стаканюгу какого-то морсу, прохладного и кисленького. Ладно, хер с ними со всеми, настроение улучшилось, и, вылезши, отправился умываться, да и за стол. Приборы на обоих поставила, меня не жрамши чтоль ожидала, пока барин соизволит очнуться? Правда, что и завтрак боле чем скромен, так, вареные яйца да что-то типа сырников али оладушков каких. Заведение понравилось, в целом - помещение просторное и светлое, публика довольно приличная - оно и понятно, только на местных и рассчитано - плотность населения при том тут невелика, проезда отсюда никакого нет, криминал тут специфический - контрабандисты и то осторожно очень. Кому охота приключений и веселья - тот может в злачный район Восточной Заставы отправиться - в Гнилую Пойму. Там всего вдоволь - и грязь и шикарные бордели, и подпольные игорные дома, и торговля всем и всяким, и перестрелки по ночам, и возможность всплыть с ножом в спине на Южном Рейде через неделю-другую. Впрочем, кар небесных и суда инквизиции не последовало - вошли, кивками здороваясь с обернувшимися прихожанами, прошли и присели с краюшка на скамьи, и стали внимать пастырю. А я, еще с форта сие умение натренировав, впал в транс, стремясь через проповедь проникнуть в нирвану.

Надо заодно освоить место, скорее всего если начну бухать - то сюда придется ходить, если не дома. Мы, естественно, опоздали, что я выяснил еще по пути, и очередной раз нашипел на всех, что мол, разбудить пораньше не могли.